СМОЛЕНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ
ДУХОВНАЯ СЕМИНАРИЯ

История семинарии 1728-1918

Иеромонах СЕРАФИМ (Амельченков)

Издавна существующие в Смоленске традиции духовного образования уходят своими корнями в глубокую древность. Уже о XII веке вполне определенно можно говорить как о времени существования здесь центров грамотности и просвещения. Достаточно вспомнить имя Киевского митрополита Климента Смолятича, происхождение которого, как известно, связано со Смоленщиной, где он получил первоначальное образование и воспитание.Во второй половине XII века особую заботу о духовном просвещении проявлял смоленский князь Роман Ростиславич († 1180), сын и приемник известного князя Ростислава Мстиславича Набожного, занявшего в конце 1150-х годов великокняжеский Киевский престол. Не желая иметь в своем княжестве необразованных священников, Роман Ростиславич создавал училища, где обучались дети духовенства. В данных школах преподавали греческие и латинские учителя, которых князь содержал за собственный счет. Одно из таких училищ Роман Ростиславич организовал при построенной им Иоанно-Богословской церкви, являвшейся придворной.Конец XII – начало XIII веков ознаменованы для Смоленской земли трудами и подвигами ее великого сына — преподобного Авраамия, выдающегося проповедника, просветителя и учителя. Будучи одним из образованнейших людей своего времени, святой Авраамий занимался переписыванием книг, толкованием и разъяснением Священного Писания. Кроме того, он проявил себя также и как талантливый иконописец. Пройдя через большие трудности и испытания в своей жизни, преподобный Авраамий в сане архимандрита стал первым настоятелем монастыря в честь Положения ризы Богородицы, названного затем по его имени Авраамиевским. После взятия Смоленска в 1611 году войсками короля Речи Посполитой Сигизмунда III Авраамиевский монастырь отошел в ведение монахов доминиканского ордена, которые открыли при нем училище, просуществовавшее до освобождения города в 1654 году.1 Позже, в 1728 году, именно в этом монастыре и будет основана Смоленская духовная семинария.Немаловажную роль в становлении духовного образования в Русском государстве, в том числе и на Смоленщине, сыграл Московский Собор 1666 года, повелевший священникам заниматься домашним обучением своих детей.2Позднее вышло еще немало постановлений, направленных на развитие духовного образования. Так в 1708 году император Петр I издал указ, который предписывал «поповым и диаконовым детям учиться в школах греческих и латинских; а которые в тех школах учиться не похотят, и их в попы и во диаконы на отцовы места никуда не посвящать».3 Смоленской епархией в это время управлял митрополит Сильвестр III (Крайский) (1707–1712), получивший образование в Киево-Могилянской коллегии, а также обучавшийся во многих учебных заведениях Европы, в частности, Римской академии, где он прослушал полные курсы философии и богословия. Образованнейший архипастырь, ревнитель просвещения, в прошлом ректор Московской славяно-греко-латинской академии Сильвестр III, как никто другой, понимал и разделял политику государства и церковного священноначалия по повышению образовательного уровня духовенства. В Смоленске, находившемся в 1611–1654 годах под властью Речи Посполитой, и, испытавшем тогда насильственное насаждение католицизма и унии, потребность в хорошо образованных православных священнослужителях ощущалась особенно остро. Здесь, как нигде, нужны были просвещенные пастыри, которые бы могли оказать достойное противодействие западному прозелитизму и смело ответить на его вызовы. С учетом всех этих обстоятельств, предполагается, что уже митрополит СмоленскийСильвестр III при своем архиерейском доме открыл школу для подготовки духовенства. Однако если такая школа и была создана, то на первых порах она «существовала с самым элементарным курсом образования и при самом незначительном числе учащихся».4 Дальнейшее развитие Смоленской духовной школы связано с именем приемника митрополита Сильвестра III — митрополита Дорофея (Короткевича) (1713–1718). Будучи также выпускником Киево-Могилянской академии, преосвященный Дорофей приложил много усилий и стараний для надлежащего существования духовной школы в Смоленске, что стало главным его делом на Смоленской кафедре. Митрополит Дорофей преобразовал данную школу из «училища элементарного» в школу «с учениями латинскими».5 Весьма значимым для развития отечественного богословского образования стал Духовный Регламент, принятый императором Петром I в 1721 году. Данный законодательный акт обязывал архиереев открывать при своих домах училища для обучения детей священно- и церковнослужителей, в которых бы их готовили к принятию священства. С этого момента в России при многих архиерейских домах начали появляться духовные школы, получавшие название «семинариум». Однако, как видно, в некоторых епархиях, в том числе Смоленской, такие училища были открыты еще задолго до издания Духовного Регламента.6 Позднее, 31 января 1724 года, Святейшему Синоду был дан специальный именной указ об учреждении духовных семинарий как средних учебно-воспитательных заведений для подготовки священно- и церковнослужителей.Школьное духовное образование в Смоленске, начатое митрополитами Сильвестром III (Крайским) и Дорофеем (Короткевичем), окончательно сформировалось приепископе Смоленском Гедеоне (Вишневском) (1728–1761) созданием здесь семинарии в 1728 году. Преосвященный Гедеон, являвшийся ранее ректором Московской славяно-греко-латинской академии, с первых же дней своего пребывания на Смоленской кафедре приложил много усилий для распространения просвещения среди духовенства.Ввиду того, что Духовный Регламент предписывал создавать училища при монастырях, преосвященный Гедеон решает открыть семинарию в Авраамиевском монастыре, в котором в период вхождения Смоленска в состав Польши, как уже говорилось, существовала созданная доминиканцами школа. Для этого в 1728 году владыка Гедеон обратился с прошением к императору, где вместе с разрешением на создание семинарии просил также содействия данному проекту из государственной казны. В том же 1728 году в ответ на просьбу епископа Гедеона последовал именной указ императора Петра II об учреждении в Смоленске семинарии и о ежегодном выделении на ее содержание 500 рублей.7 Получив настоящий указ, преосвященный Гедеон сразу же приступил к реализации своих планов. Он заложил в Авраамиевском монастыре два каменных двухэтажных здания — библиотеку и корпус для учителей, вне монастырских стен купил довольно просторный участок земли, на котором построил еще три каменных двухэтажных здания — учебные классы и корпус для учеников. Очевидно, что все это епископ Гедеон сделал не в один 1728 год, но в течение также и нескольких последующих лет.8Помимо внешнего устройства Смоленской семинарии преосвященный Гедеон приложил немало усилий и к должной организации ее внутренней жизни. Им были составлены правила — «Regulae tum communes, tum particulares collegii Smolencensis», ставшие своеобразным уставом семинарии, регулирующим весь ее распорядок. Данные правила, написанные епископом Гедеоном на латинском языке, свидетельствуют о его широкой начитанности и педагогическом опыте. В них глубоко отразилось знакомство владыки Гедеона с внутренним устройством не только Киево-Могилянской и Московской славяно-греко-латинской академий, но и зарубежных учебных заведений, знание тогдашней методики преподавания, учебных пособий, классической литературы и т.д.9Согласно этим правилам во главе семинарии стоит ректор, являющийся настоятелем Авраамиевского монастыря.10 Помимо него начальствующими лицами в семинарии были также префект и иногда еще и вице-префект или супер-интендант. 11Правилами епископа Гедеона в Смоленской семинарии в течение определенного времени было установлено преподавание следующих дисциплин: богословие — четыре года, философия — два года, риторика и пиитика — по одному году каждая и грамматика — в трех низших школах — синтаксиме, грамматике и фаре. При этом изучались еще греческий, еврейский, французский и немецкий языки.12Принимались в семинарию только дети клириков, шляхтичей, офицеров и купцов. Солдатские же и крестьянские дети в семинарию поступить не могли.13 Все ученики семинарии, особенно высших школ, в классах и вне их обязаны были говорить на латыни.14Преосвященный Гедеон в своих регулах дает подробные указания о том, что и как должно быть пройдено по богословию, философии, риторике, пиитике и в школах синтаксимы, грамматики и фары. Там же содержатся и определенные методические предписания учителям.15 Например, преподаватели богословия и философии должны были иметь обязательные субботние, месячные и третные диспуты, а также, по желанию, и в конце года, на которых присутствовал архиерей, ректор и прочие учителя.16В курсе риторики и пиитики все внимание практически полностью было сконцентрировано на составлении и произнесении похвальных, приветственных и благодарственных речей на латыни.17Первыми руководителями и преподавателями Смоленской духовной семинарии были воспитанники Киевской духовной академии и, преимущественно, монашествующие.18Ректор Смоленской семинарии, как уже было сказано, одновременно являлся настоятелем Авраамиева монастыря и преподавателем богословия, а префект — настоятелем Троицкого монастыря г.Смоленска и преподавателем философии.Первые сохранившиеся сведения о количестве учащихся в Смоленской семинарии относятся к 1741 году. На тот момент в ней обучалось 515 человек. Впоследствии число воспитанников с каждым годом увеличивалось. Так, в 1747 году оно доходило до 667 человек.19После смерти преосвященного Гедеона 2 февраля 1761 года, на Смоленскую кафедру был назначен епископ Парфений (Сопковский) (1761–1795), человек образованный и хорошо знавший жизнь и устройство тогдашних духовных учебных заведений. По окончании Киевской академии он был преподавателем, а затем в течение девяти лет (1750–1759) — ректором Новгородской семинарии.20Одним из первых дел преосвященного Парфения по прибытии в Смоленскую епархию стало знакомство с состоянием местных духовных школ. В первую очередь он обратил внимание на излишнее количество воспитанников в низших классах семинарии и славяно-русских школах окружных городов. Среди этих учащихся, помимо способных и прилежных, было также много великовозрастных, ленивых и бездарных учеников, которые своим дальнейшим пребыванием в школах могли лишь затруднить успешное преподавание учебных дисциплин в высших классах семинарии. В связи с этим епископ Парфений удаляет из низших школ неспособных и ленивых воспитанников, а саму семинарию берет под свое непосредственное наблюдение и руководство.21В 1768 году преосвященный Парфений издал специальный указ, которым устанавливались обязательные чередные богослужения для учеников трех высших классов, вводилось обучение нотному пению и преподавание в высших классах священной, церковной и гражданской истории.22 Вообще епископ Парфений значительно расширил круг семинарских дисциплин, углубил изучение исторических и математических наук, а также языкознания. Некоторых лучших учеников семинарии преосвященный Парфений отправлял в Московский университет, где они обучались за его личные средства.23С 1763 года в Смоленской семинарии начал действовать класс греческого языка, посещавшийся воспитанниками по желанию. Кроме этого в семинарии преподавался также и польский язык.24Воспитанники семинарии всегда принимали активное участие в общественной и культурной жизни Смоленска. Так, в XVIII веке при семинарии существовал театр, в котором ставились пьесы на темы библейской истории и нравоучительного содержания.25В 1779–1783 гг. в Смоленской семинарии обучался будущий первый историк Смоленска, автор знаменитого труда «История города Смоленска» (1803 г.), героический участник Отечественной войны 1812 годасвященник Никифор Адрианович Мурзакевич. 26В 1795 году Смоленскую епархию возглавилепископ Димитрий (Устимович) (1795–1805) . До назначения в Смоленск он являвлялся епископом Переяславским, коадъютором Киевской митрополии, а еще ранее — ректором Киевской духовной академии.27Прибыв на Смоленскую кафедру, преосвященный Димитрий сразу же вошел в курс епархиальных дел, в том числе и касательно семинарии. Усилиями епископа Димитрия, обладавшего богатым опытом преподавателя и руководителя духовной школы, в Смоленской семинарии был улучшен процесс обучения, введены новые дисциплины и учебные руководства.28 Помимо ранее существовавших классов с 19 октября 1802 года в Смоленской семинарии начал действовать медицинский класс, а с 1804 года — класс еврейского языка.29 К этому времени в семинарии имелась хорошая библиотека, состоявшая из 2157 томов.30По состоянию на 1802 год в Смоленской духовной семинарии обучалось 685 воспитанников.31В 1798 году по распоряжению епископа Димитрия для лучшего надзора за учащимися в семинарии была учреждена административная должность супер-интенданта.32После преосвященного Димитрия на Смоленскую кафедру был определен епископ Серафим (Глаголевский) (1805–1812), ставший впоследствии митрополитом Санкт-Петербургским и Новгородским. До назначения в Смоленск, в 1798–1799 гг. Серафим (Глаголевский) в сане архимандрита являлся ректором Московской духовной академии.33При преосвященном Серафиме преподавание в Смоленской духовной семинарии велось по методике Московской славяно-греко-латинской академии, как это было установлено в правление епископа Димитрия (Устимовича). Помимо прочих дисциплин в этот период в богословском классе были введено преподавание церковной истории, учения о должностях приходского священника, то есть нечто вроде пастырского богословия, и изучение Кормчей книги.34 В воскресные дни семинаристы занимались толкованием по правилам герменевтики апостольских посланий. По-прежнему три раза в год в семинарии устраивались диспуты.35 Согласно указу Святейшего Синода от 24 августа 1808 года, во всех духовных академиях и семинариях, в том числе и Смоленской, было упразднено ранее введенное преподавание медицины.36По данным на 1806 год в Смоленской семинарии обучалось 716 человек. В 1808 году количество учащихся составляло 578 человек.37В 1812–1813 гг. Смоленскую епархию возглавлял епископ Ириней (Фальковский), являвшийся в свое время ректором Киевской духовной академии.38 Управление Смоленской епархией преосвященным Иринеем пришлось на тяжелейший для России период Отечественной войны с французами. Смоленская духовная семинария, как и весь город, подверглась разорению, воспитанников распустили по домам. В семинарских зданиях были повреждены крыши, разломаны полы, двери, оконные рамы, разрушены печи и мн. др. В корпусах, находившихся вне стен Авраамиева монастыря, вплоть до начала августа 1813 года размещались пленные французы. Разграблению подверглась библиотека, были утрачены многие документы семинарии. В связи со всем этим в 1812/1813 учебном году Смоленская семинария не осуществляла своей учебно-воспитательной деятельности.39В 1813 году епископ Ириней согласно собственной просьбе был переведен из Смоленска коадъютором Киевской митрополии.40В том же 1813 году на Смоленскую кафедру был назначен епископ Иоасаф (Сретенский) (1813–1821), бывший викарий Санкт-Петербургского митрополита в Новгороде.41С прибытием в Смоленскую епархию преосвященный Иоасаф сразу же приступил к возобновлению учебного процесса в семинарии. Не дожидаясь окончательного восстановления семинарских корпусов после принесенных войной разрушений, он объявил о возобновлении занятий в самом начале сентября 1813 года. Однако родители не спешили отправлять своих детей на учебу в разоренный город. Книг в семинарии не было, в аудиториях отсутствовала необходимая мебель, поэтому воспитанники, явившиеся раньше остальных, посещая уроки, вынуждены были сидеть на полу. Епископ Иоасаф старался как можно быстрее решить все эти проблемы, нередко он лично приходил в семинарию и своим добрым архипастырским словом поддерживал учащих и учащихся. В следующем 1814 году его усилия увенчались успехом, и семинария уже осуществляла свою деятельность на должном уровне.42Студенты богословия писали диссертации на латинском и русском языках, а также произносили собственные проповеди в Авраамиевом монастыре.43Статистика количества учащихся Смоленской семинарии в первые четыре года после Отечественной войны 1812 года была такова: в 1813 году — 500 человек, в 1814 году — 499, в 1815 году — 529 и в 1816 году – 559.Среди выпускников Смоленской семинарии данного периода былМихаил Глухарев – в будущем архимандрит Макарий, выдающийся ученый-богослов, знаменитый миссионер Алтая, прославленный за свои просветительские труды в лике святых.44С епископом Иоасафом связано не только восстановление Смоленской семинарии после Отечественной войны с французами, но и ее преобразование в соответствии с реформой духовного образования 1814 года.45В ходе нее семинарии были распределены между четырьмя духовно-учебными округами, во главе каждого из которых стояла духовная академия. Переустройство Смоленской семинарии по уставу 1814 года произошло в 1817 году. Тогда же Смоленская семинария с подведомственными ей училищами вошла в учебный округ Киевской духовной академии. Но уже в 1819 году ее перевели из Киевского в Санкт-Петербургский округ.46Согласно новому уставу семинарией руководил ректор, стоявший во главе семинарского правления. Кроме него в состав правления входили еще инспектор и эконом семинарии.47 Помимо внутреннего устройства семинарии правление занималось также подбором преподавателей.48В соответствии с уставом 1814 года во всех семинариях, в том числе и Смоленской, обучение продолжалось в течение шести лет на трех отделениях — высшем, среднем и низшем, по два года на каждом. В низшем отделении, иначе называвшемся классом словесности или риторики, изучались словесные науки и всеобщая история. В среднем отделении, или философском классе, преподавались философские науки, а также математика и физика. В высшем отделении, по-другому именовавшемся богословским классом, изучались богословские дисциплины и церковная история.49 Кроме этого во всех отделениях преподавались также греческий, немецкий и французский языки, а в среднем и высшем отделениях еще и еврейский.50В 1820–30-х годах система духовного образования в России активно развивалась. Богословские предметы все более разветвлялись, их число увеличивалось с открытием новых кафедр. Преподавание основных дисциплин велось на латинском языке.51В 1834 году правящим архиереем Смоленской епархии был назначен Новгородский викарий епископ Старорусский Тимофей (Кетлеров) (1834–1859), уроженец Смоленщины, выпускник Смоленской семинарии, в 1817–1822 гг. являвшийся в ней инспектором.52Проверка знаний учащихся осуществлялась посредством экзаменов, которых в течение года было два — третной или частный, проходивший во второй половине декабря и годовой или публичный, устраивавшийся в первой половине июня. Годовой (публичный) экзамен продолжался не менее двух дней, на нем всегда присутствовал епархиальный архиерей. Студенты, успешно сдавшие его, получали в награду книги.53В 1821 году в Смоленской семинарии насчитывалось 242 студента, в 1831 году — 395, а в 1840 году — 458. С 1817 года по 1839 год в семинарии состоялось 11 выпусков. Всего за этот период полный семинарский курс окончил 381 человек.54Главным достоянием Смоленской семинарии была ее фундаментальная библиотека, основанная еще при епископе Гедеоне (Вишневском). Во время Отечественной войны 1812 года библиотека потерпела серьезный урон, но затем почти полностью была вновь собрана. Начиная с 1817, года библиотека семинарии стала значительно пополняться. К 1840-м годам количество книг в ней доходило уже до трех тысяч, из которых до тысячи были богословскими.55В 1840 году последовало преобразование учебной части семинарий по новым правилам, составленным Святейшим Синодом.56 Согласно этим правилам в семинариях прекращалось преподавание на латинском языке богословских, философских и словесных дисциплин. Из курса философских наук были оставлены только логика и психология. Французский, немецкий и еврейский языки стали необязательными. В то же время вводилось изучение некоторых других предметов.57С 1845 года в семинариях ввели обучение практической геометрии применительно к нуждам сельского хозяйства, а в 1850 году — преподавание практического земледелия.58В 1853 году по распоряжению Священного Синода при Смоленской семинарии был открыт Миссионерский класс для подготовки некоторых лучших студентов высшего отделения для работы со старообрядцами. В 1857/1858 учебном году Миссионерское отделение в семинарии упразднили, однако вместо него для всех учащихся высшего отделения было введено преподавание учения о расколе.59Количество учащихся семинарии в 1841–1859 гг. было таковым: в 1841 г. — 545 человек, в 1847 г. — 524, в 1853 г. — 602, в 1859 г. — 571.60В течение всего XIX столетия многие выпускники Смоленской семинарии поступали в высшие учебные заведения — Санкт-Петербургскую, Киевскую и Московскую духовные академии, Санкт-Петербургскую медико-хирургическую академию, Московский и Санкт-Петербургский университеты, Главный педагогический институт, Санкт-Петербургское строительное училище, Горыгорецкий земледельческий институт и Санкт-Петербургское земледельческое училище.61В 1857 году Смоленскую семинарию окончил Иван Касаткин — впоследствии архиепископ Николай, известный миссионер, первый проповедник Православия в Японии, основатель Японской Православной Церкви, прославленный за свои благовестнические труды в лике святых как равноапостольный.62В 1860 году Смоленскую кафедру возглавил известный богослов епископ Антоний (Амфитеатров) (1860–1866), бывший до этого ректором Киевской духовной академии, викарием Киевской митрополии. Этот ученый, энергичный и предприимчивый архипастырь за столь небольшое время сумел преобразовать и улучшить все стороны епархиальной жизни.63Особую заботу епископ Антоний проявил о вверенной ему Смоленской семинарии. С первых же дней своего пребывания в Смоленске он прикладывал все усилия для улучшения ее материального обеспечения, которое находилось тогда в весьма плачевном состоянии. Неоднократные обращения к обер-прокурору Святейшего Синода, разработка собственных планов, проектов и предложений и многое другое позволили преосвященному Антонию к 1865 году поставить быт семинарии на надлежащий уровень.64Перемены коснулись и учебной части. Епископ Антоний лично следил за образовательным процессом в семинарии, посещал занятия, присутствовал на экзаменах, старался быть ближе к профессорско-преподавательской корпорации.65 По его ходатайству из программы Смоленской семинарии было исключено преподавание сельского хозяйства, естественной истории и медицины, кроме оспопрививания.66В 1861/1862 учебном году с разрешения Святейшего Синода, полученного по просьбе преосвященного Антония, при Смоленской семинарии был открыт иконописный класс. 67В 1865 году епископ Антоний представил в Святейший Синод собственные предложения по организации образовательного процесса в семинарии. В том же году Синод одобрил эти предложения и разрешил их «исполнение в виде опыта».68 Количество учащихся в 1860-х годах было таково: в 1860 году — 571 человек, в 1863 году — 461, в 1866 году — 415.699 ноября 1866 года епископа Антония назначили архиепископом Казанским и Свияжским.70 Его преемником стал епископ Иоанн (Соколов) (1866–1869) — известный богослов, канонист и проповедник, являвшийся до этого епископом Выборгским, ректором Санкт-Петербургской духовной академии.71 К учебному процессу в Смоленской семинарии преосвященный Иоанн относился весьма строго. В первую очередь это проявилось в его распоряжениях относительно составления разрядных списков учащихся, их перевода из низших в высшие классы.72Следствием довольно требовательного подхода к успеваемости воспитанников стало сокращение их числа. Если ранее в Смоленской семинарии обучалось от 500 до 600 студентов, то с сентября 1867 года в ней осталось только 260. В итоге количество учащихся семинарии оказалось меньшим положенного по штату.73 Однако позже всем уволенным студентам было позволено вновь вернуться в семинарию.74В 1867 году система духовных школ вновь подверглась реформированию. В соответствии с новым семинарским уставом были ликвидированы духовно-учебные округа, упразднена административная власть академий по отношению к семинариям и семинарий по отношению к духовным училищам. Для управления всеми духовными учебными заведениями учреждался Учебный комитет при Святейшем Синоде. Наблюдение за деятельностью семинарии осуществлял епархиальный архиерей. Собрания правления семинарии разделялись на педагогические и распорядительные.75Новым уставом отменялось прежнее деление семинарии на три двухгодичных класса, вместо чего было сформировано шесть классов с годичными курсами обучения. В семинариях вводилось преподавание педагогики.76В 1861–1867 гг. в Смоленской семинарии учился будущий выдающийся русский ученый-естествоиспытатель, основоположник отечественного почвоведения Василий Васильевич Докучаев. В 1884 году был принят новый семинарский устав, увеличивавший властные полномочия епархиального архиерея по отношению к семинарии. Согласно этому уставу ректор назначался Святейшим Синодом по представлению епархиального архиерея.В 1888 году Смоленскую духовную семинарию окончил Иван Васильевич Попов — знаменитый богослов, патролог, профессор Московской духовной академии, расстрелянный в 1937 году по обвинению в контрреволюционной деятельности. В 2003 году И.В. Попов был прославлен в лике святых как новомученик. В 1889 году обучение в Смоленской семинарии завершил в будущем известный местный историк, краевед Иван Иванович Орловский. К началу 1870-х годов помещения семинарии уже не отвечали потребностям. Очевидной стала необходимость строительства нового здания семинарии. Однако реализация этого шла довольно медленно. Дело продвинулось после посещения Смоленской семинарии в 1886 году обер-прокурором Святейшего Синода К. П. Победоносцевым.77 В декабре 1887 года Святейший Синод утвердил план и смету и выделил необходимую сумму на строительство нового здания семинарии и ремонт двух старых корпусов. С началом 1888 года приступили к подготовке материалов, и уже весной началось само строительство. К сентябрю 1891 года здание семинарии было построено. Расположилось оно на Спасской улице (ныне ул. Реввоенсовета) и сохранилось до наших дней. Внутри нового корпуса была устроена домовая семинарская церковь в честь апостола и евангелиста Иоанна Богослова.78В XIX-начале XX вв. Смоленская семинария по-прежнему активно участвовала в культурной жизни Смоленска. Хор учащихся семинарии регулярно выступал с концертами в зале Дворянского собрания — лучшем зале Смоленска того времени.В 1901 году Смоленскую семинарию окончил Александр Романович Беляев — знаменитый писатель-фантаст, один из основоположников советской научно-фантастической литературы.После Октябрьской революции 1917 года началась постепенная ликвидация духовных семинарий на основании постановления Наркомата юстиции от 25 августа 1918 года, по которому помещения семинарий передавались в распоряжение местных советов. Постановлением Отдела народного образования Смоленского губернского Исполнительного комитета Смоленская духовная семинария, как и все духовные учебные заведения г.Смоленска, была закрыта 1 октября 1918 года.79 Учащимся, желавшим продолжить свое образование, было предложено поступить в другие учебные заведения Смоленской губернии. Позже многие преподаватели и воспитанники семинарии подверглись гонениям и репрессиям. Так закончилось без малого почти двухсотлетнее существование Смоленской духовной семинарии.Попыткой возродить насильственно прерванные традиции богословского образования в Смоленске стало открытие здесь пастырских курсов в июне 1943 года в период немецкой оккупации 1941–1943 гг. Данные курсы, целью которых являлась подготовка священно- и церковнослужителей, были организованы благодаря активной деятельности епископа Смоленского и Брянского Стефана (Севбо) (1942–1943) и епархиального комитета по религиозно-нравственному просвещению.80 Однако с освобождением Смоленщины в сентябре 1943 года пастырские курсы прекратили свою работу.Богословское образование в Смоленске вновь стало далекой перспективой, осуществиться которой было суждено в 1988 году созданием Смоленского духовного училища, преобразованного в 1995 году в Смоленскую духовную семинарию.

Литература

  1. Вишневский Д. Драматическое произведение XVIII века, найденное в рукописях Смоленской духовной семинарии // Смоленские епархиальные ведомости, №3 от 1–15 февраля 1897.
  2. Красноперов И. Никифор Адрианович Мурзакевич (Биографический очерк) (1769–1834) // Дореволюционная печать об историке Смоленска Никифоре Мурзакевиче. Смоленск, 2007.
  3. Сперанский И. Очерк истории Смоленской духовной семинарии и подведомых ей училищ со времени основания семинарии до ее преобразования по уставу 1867 года. (1728–1868 г.). Смоленск, 1892.
  4. Смоленские епархиальные ведомости, №9 от 1–15 мая 1899.
  5. Новый путь, №46 (168) от 13.06.1943.
  6. Известия Исполнительного комитета Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов Западной коммуны, №225 от 24 сентября 1918.

Примечания

1 Сперанский И. Очерк истории Смоленской духовной семинарии и подведомых ей училищ со времени основания семинарии до ее преобразования по уставу 1867 года. (1728–1868 г.). Смоленск, 1892. С. 1. 2 Там же. С. 1–2. 3 Смоленские епархиальные ведомости, №9 от 1–15 мая 1899, отдел неофициальный. С. 491. 4 Смоленские епархиальные ведомости, №7 от 1–15 апреля 1899, отдел неофициальный. С. 388–492. 5 Там же. С. 493–495. 6 Сперанский И. Указ. соч. С. 2. 7 Сперанский И. Указ. соч. С. 6–7. 8 Там же. С. 7–8. 9 Сперанский И. Указ. соч. С. 9–10. 10 Там же. С.10–11. 11 Там же. С.10, 14. 12 Там же. С. 20. 13 Там же. С. 13. 14 Там же. С. 19. 15 Там же. С. 17. 16 Там же. С. 17. 17 Сперанский И. Указ. соч. С. 25. 18 Там же. С. 25–26. 19 Там же. С. 30. 20 Там же. С. 61. 21 Сперанский И. Указ. соч. С. 61–62. 22 Там же. С. 62–63. 23 Там же. С. 64–65. 24 Там же. С. 70. 25 Вишневский И. Драматическое произведение XVIII века, найденное в рукописях Смоленской духовной семинарии // Смоленские епархиальные ведомости №3 от 1–15 февраля 1897, отдел неофициальный. С. 161–168. 26 Красноперов И. Никифор Адрианович Мурзакевич (Биографический очерк) (1769–1834)// Дореволюционная печать об историке Смоленска Никифоре Мурзакевиче. Смоленск, 2007. С. 16–17. 27 Сперанский И. Указ. соч. С. 104–105. 28 Там же. С. 105. 29 Там же. С. 105–112. 30 Там же. С. 113–114. 31 Там же. С. 115–116. 32 Там же. С. 118. 33 Там же. С. 136. 34 Сперанский И. Указ. соч. С. 144. 35 Там же. С. 144–145. 36 Там же. С. 146. 37 Там же. С. 144. 38 Там же. С. 156–157. 39 Там же. С. 159. 40 Там же. С. 157–158. 41 Сперанский И. Указ. соч. С.162–163. 42 Там же. С. 164. 43 Там же. С. 170–171. 44 Там же. С. 166–170. 45 Сперанский И. Указ. соч. С. 185–187. 46 Там же. С. 187. 47 Там же. С. 188. 48 Там же. С. 199. 49 Там же. С. 195–196. 50 Там же. С. 196. 51 Там же. С. 198. 52 Сперанский И. Указ. соч. С. 188. 53 Там же. С. 208–209. 54 Там же. С. 211. 55 Там же. С. 206–207. 56 Там же. С. 264–265. 57 Сперанский И. Указ. соч. С. 265. 58 Там же. С. 272–273. 59 Там же. С. 273–274. 60 Там же. 61 Там же. С. 334–338, 438–441. 62 Там же. С. 341. 63 Сперанский И. Указ. соч. С. 383–384. 64 Там же. С. 384–399. 65 Там же. С. 399–400. 66 Там же. С. 399. 67 Там же. С. 402. 68 Там же. С. 402–418. 69 Там же. С. 430. 70 Сперанский И. Указ. соч. С. 428–429. 71 Там же. С. 430. 72 Там же. С. 431–432. 73 Там же. С. 433–434. 74 Там же. С. 437. 75 Там же. С. 436. 76 Сперанский И. Указ. соч. С. 437. 77 Там же. С. 467–468. 78 Там же. С. 468. 79 Известия Исполнительного комитета Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов Западной коммуны, №225 от 24 сентября 1918. С. 4. 80 Новый путь, №46 (168) от 13.06.1943.